Рус Eng Deu
 

Храм Святого Великомученика
Георгия Победоносца
во Владимире

Храм Георгия Победоносца во Владимире был заложен в 1129 году Великим князем Юрием Долгоруким. Объявлен молодёжным храмом Указом архиепископа Владимирского и Суздальского Евлогия в 2005 году.
RSS лента новостей Православный календарь Отдел по работе с молодёжью Владимирской епархии

Феодор Ярославич

Отправлено: 18.05.2011 13:24:46

Сообщение от: Олег (Гость)

Здравствуйте, посмотрел только сейчас, к сожалению, достаточно поздно полемику о блг. князе Феодоре Ярославиче. На самом деле вопросов более чем достаточно!!! Позволю себе не согласиться с некоторыми высказываниями. И, прежде всего, о Дмитрии Шемяке. Все-таки это была достаточно одиозная личность!!! Например, эпитетом «окаянный» он именуется не только в «промосковских» источниках, но и в некоторых провинциальных летописях, например в Вычегодско-Вымской (Мисаилово-Евтихиевская) летописи, которая также подтверждает факт его церковного отлучения: Лета 6960 (1452 г.) поимал окаянный Шемяка владыко Питерима, шедшу на Москву, приведе на Устюг, темницу метнул и мучал ево тамо, а владыко не убоялся тово Шемяки, проклятое слово не взял» Еще один факт об его отлучении от Церкви! А вот как описывает поход Шемяки на Вологду местная вологодская хроника: «6956(1448) князь Дмитрий Шемяка воевал Вологду в зимнее время и много зла чинил и потому из монастыря своего с Пельшмы пришед преподобный Григорий с обличением и прощением о злобе его, но той князь не терпя повеле его с моста ринути.» Такие же инфернальные черты отчетливо проступают в образе Шемяки в другом немосковском источнике, который освещает некоторые события «феодальной войны» – панегирик великому князю Борису Михайловичу Тверскому «Слово похвальное» инока Фомы - придворного летописца Великого князя Тверского. Его трудно заподозрить в лояльности к московской власти и тем более в подконтрольности московской цензуре. Описывая набег Шемяки на Кашин, он применяет к нему следующие эпитеты: « И пришел не так, как это в обычае у князей и воевод – мужествавать ясно, - но тайно, как хищник, пришел, когда никто об этом не ведал; не будучи сыном света, не пришел днем, а пришел в ночи до звона заутреннего». Далее дается молитва наместников Тверского князя Бориса Александровича в Кашине: «Видишь сам ныне, Господи, как князь Дмитрий предает огню церкви Божии. Не оставь этого без наказания Господи! Если бы враг на нас пришел. Скажем татарин, тогда бы еще стерпели это от него. Но этот – одного с нами крещения, христианин, а дела татарские творит, не щадит икон Божиих. Исполнились злобы уста его, и сердце его стяжало беззаконие. Но ты Господи, не предай нас окончательно в руки врага Церкви Божией, да убедимся мы, что не восторжествует над нами враг, и не выдай нас на поношение безумцу!» А это из грамоты Митрополита Ионы архиепископу Евфимию Новгородскому (между прочим, оба канонизированы) «...Ты сам видел грамоту, которую он написал на себя, и после сколько зла наделал, сколько крови христианской пролил? Как прежде не бывало в нашей земле братоубийства, и к вам с таким лихом ни один князь не приезжал, так и прежние митрополиты в Великий Новгород таких грамот с тягостию не посылали». В этом контексте интересно свидетельство другого церковного автора XV в. – Пахомия Логофета. В предисловии к житию и канону митрополиту Московскому Алексию Пахомий Логофет, близкий к придворным московским кругам в эпоху великого князя Ивана III Васильевича, и поэтому весьма осведомленный во всех кремлевских интригах, вспоминая святителя Питирима Пермского, пишет: «Сей епископ и вместе мученик не только пострадал от неверных за веру, но много потерпел бед и от князя, считавшего себя верным, которого потому должно считать худшим неверного от того, который осквернил руки свои кровию брата его». Отсутствует имя Шемяки и в синодике Успенского собора Кремля XVII в., когда все имена его братьев - Ивана, Димитрия Красного, и даже Василия Косого, упомянуты. Это, на мой взгляд, еще лишний раз подтверждает его отлучение от Церкви. Замечу, что факт захоронения во Владимире Феодора Ярославича весьма сомнителен. Он только отмечен в одном из списков «Степенной книги» в остальных списках он отсутствует, в чем можно убедиться при ознакомлении с академическим изданием Полного Собрания Русских Летописей. Поэтому для меня странно, как это «мощи» столь одиозной личности под именем Феодора Ярославича считаются святыней? Не надо забывать, что главной святыней в любом православном храме является Кровь и Тело Господне. Таинство, которое осуществляется на Евхаристии!! Зачем плодить сомнительные «святыньки»? Будет ли это на пользу нашей Церкви??? Я бывал во Владимире, к сожалению, отмечу, что уровень воцерковленности местной молодежи весьма невысок!!! Увы, меня даже удивило как в таком историческом городе это возможно! Проситите, за вероятную резкость, но , что думал. ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!!! сказал. ска

  © 2017 РПЦ. Все права защищены. Разработано Red Cat Design